GraffVishenka
Вишня не только читатель, но и писатель.
Оридж написан по заявке, которую можно увидеть тут - ficbook.net/requests/9113 .
На фикбуке же он и выкладывается. Здесь можно увидеть чуть раньше новую главу (не беченую) и посмотреть вдохновлявшие меня арты ^_^

Когда цветут тентакли?

Автор: Grafvishenka
Бета: Allein.
Фэндом: Ориджиналы
Персонажи: Тентакли/Кирилл
Рейтинг: NC-17-21
Жанры: Слэш (яой), PWP
Предупреждения: Изнасилование, Секс с несовершеннолетними, Мужская беременность, Секс с использованием посторонних предметов
Статус: в процессе написания
Описание: Кто же знал, что в глухой деревушке можно найти такие приключения на "вторые девяносто"
Публикация на других ресурсах: Если что - пришлите ссылку на публикацию)
Примечания автора: Варнинг! В меню - тентакли, мпрег и прочие милые ужасы.


Глава 1


Лето. Что может быть желаннее для школьника, усердно занимавшегося в течение всего учебного года? Солнечные дни, теплые вечера и удивительные звездные ночи, окутывающие пленительным чувством свободы и счастья.

Для Кирилла это лето должно было стать последним перед экзаменационным годом. Можно было пока не думать о тестах, проходных баллах, факультативах и прочих неприятных вещах. Впереди было три месяца долгожданных каникул, и Кир мечтал провести их так, что бы запомнить на весь следующий год. В планах были и гулянки с друзьями, и вечеринки, и поездки на шашлыки, и прогулки с симпатичными девчонками.

К сожалению, его мечтам не суждено было сбыться. В первый же день лета мама сообщила крайне неприятную новость – они с отцом решили, что Киру просто необходимо навестить бабушку. И все бы ничего, но бабушка Кира жила в глухой деревушке, в 100 километрах от ближайшего города. Парень пытался сопротивляться, но родители были непреклонны – или пара месяцев у престарелой родственницы, или мечта о поступлении в престижный ВУЗ и переезд в большой город так и останутся мечтами.

Побурчав, Кир все же согласился с родителями. Возможно, лето в деревне будет не таким уж и плохим?

***


Уже на следующий день Кирилл сидел на кухне в простом деревенском доме. Зинаида Степановна, бабушка Кира, суетилась вокруг сына, внука и невестки, подавая свои соленья и варенья.

- Ох, Кирюша, как же славно, что ты приехал! Уж сколько я тебя не видела, совсем большой стал! Помню я, как ты пару лет назад с родителями ко мне в деревню приехал, да все от гусей бегал, уж больно они тебя пугали, - заливалась она, ставя на стол большой самовар и полную тарелку пирожков. – Ты не смотри что у нас тут так тихо, тебе скучать не придется. Сходишь с Сенькой Прошкиным на озеро, искупаешься, рыбу поудишь. Помнишь, Сеньку-то? Он тоже вот, к Никифоровне приехал, на лето, погостить. Оболтус он редкостный. Всё у меня вишню воровал. Вот внучек, огород мне вскопать поможешь, а там и ягоды да фрукты пойдут. В лес сбегаешь за грибами. Хорошо у нас в деревне-то!

Устав слушать бабушкины дифирамбы, Кир утащил со стола румяный пирожок, потихоньку выскользнул из-за стола, оставив бабушку в обществе родителей, и отправился изучать окрестности. За пару лет в деревне почти ничего не изменилось. Все так же вилась пыльная дорога, разделяя деревню на две половины, так же степенно прогуливались по ней куры да утки. Где-то вдалеке лаяли собаки и громко кричал петух. Вокруг разбитых тут и там палисадников кружили пчелы и бабочки. В воздухе разливался сладкий запах цветущих растений.

Пора было идти обратно – прощаться с родителями. В голове роились какие-то странные мысли, обрывки из далекого детства. Кир вспомнил, как в детстве родители так же привозили его в деревню и, уезжая, велели во всем слушаться бабушку.

Вдруг Кирилл замер. Он от чего-то вспомнил о старом доме за околицей. Этим домом бабушка пугала его в детстве, рассказывая, что живет в этом доме неупокоенная душа, которая утаскивает к себе всех озорников да проказников. Тогда, будучи ребенком, Кир страшно пугался и ходил потом как шелковый, стараясь вести себя примерно. Сейчас же эта история показалась парню забавной – ну какая еще заблудшая душа может жить в старом деревенском доме? Разве что пара заблудших бомжей да деревенские мальчишки, прячущиеся от родителей со спиртным.

Во дворе заурчала двигателем машина и юноша, тут же позабыв о старом доме и своих детских страхах, побежал прощаться с родителями. Расцеловав маму и пожав руку отцу, Кир пообещал прилично себя вести, во всем помогать бабушке и не доставлять ей лишних хлопот. Стоило родительской машине скрыться за ближайшим леском, Кирилл понял – начались каникулы.



Глава 2


Следующий день начался со свежего молока, вкусной сдобы, приготовленной бабушкой, и настоящего трудового рабства – Зинаида Степановна, сделав грустные глаза, попросила «чуточку» помочь на огороде. «Чуточка» растянулась на весь день. Кир таскал ведра с водой, пропалывал грядки с морковкой, белил яблони в саду*. Лишь вечером, когда все дела на сегодня были переделаны, замученный парень присел на лавочку возле дома.

- О, Кирюха! И тебя сюда сослали, дружище? – рядом со мной на скамейку плюхнулся тот самый Сенька, внук Людмилы Никифоровны, которого бабушка «лестно» называла оболтусом.

В целом, Сенька был не плохим парнем. Добродушным, слегка глуповатым, простым как валенок и вместе с тем немного устрашающим. В отличие от тощего и нескладного Кирилла, Сеня был широкоплечим и мощным как, медведь. Одним ударом он мог стряхнуть с яблони столько яблок, что их не возможно было унести за раз.

- Да, сослали, - тяжело вздохнул Кир, опасливо отодвигаясь в сторонку. – Родители решили, что мне полезно выбраться из города. Да и бабушку давно пора было навестить.

- Это правильно. Мои вот тоже к бабке отправили. Чтоб дурь выветрилась. Но у меня дурь хорошая, забористая, от такой просто так не избавишься, - Сеня, слегка похрюкивая, рассмеялся своей не очень удачной шутке. – А ты видал, какая к нам фифа приехала? – отсмеявшись, продолжил он. – Ножки, попка, все при ней. Хотел вчера к ней подкатить, но она все время со своей подружкой ходит. Мне одному как-то несподручно.

Сеня замолчал и полез в карман за сигаретами. Закурил. В воздухе разлился терпкий запах сигаретного дыма и буйно цветущих кустов сирени и черемухи. Над головой с пронзительными криками носились стрижи и ласточки. Каждый думал о чем-то своем. Кир отчего-то опять вспомнил про старый дом, а Сеня думал о хорошенькой девушке и её подруге. Вдруг, Прошкин хлопнул Кирилла по плечу и счастливо усмехнулся.

- Я тут чего подумал-то! Нас двое, этих фиф две, может, подкатим к ним, а? Подружка у неё тоже очень ничего, - Сеня с мольбой посмотрел на Кира. В такие моменты он напоминал щенка алабая* - внешне страшный, а в глазах вселенская тоска.

Поколебавшись пару секунд, Кирилл нерешительно кивнул. Все же, лучше деревенские девчонки, чем совсем никаких.

Ребята условились на завтра пойти на озеро, именно там почти все время проводили заинтересовавшие их девушки.

***


На следующий день, выполнив очередную порцию бабушкиных поручений, Кирилл дождался своего приятеля, и вместе они отправились на озеро. Пыльная дорожка шла через всю деревню, огибала маленький магазинчик, автобусную остановку, а затем уходила в березовую рощицу. Пять минут и впереди уже виднелась широкая гладь озера, слышался веселый смех и шум воды. На озере в эту пору было много народа: и местная молодежь, и ребята из соседнего села "Верхние Волчки", и даже несколько горожан, приехавших из ближайшего города на машинах.

Интересующих ребят девушек они заметили сразу - подружки расположились немного в сторонке, подальше от деревенских. Как и говорил Сеня, обе были весьма симпатичны: одна - длинноногая загорелая блондинка в кипельно-белом купальнике и вторая - не высокая худенькая брюнетка в смешной соломенной шляпке. Девушки тихонько о чем-то разговаривали и равнодушно оглядывали отдыхающих.

- Кирюх, ну ты ведь не против, что я к блондиночке подкачу? А тебе её подружка достанется, – Сеня довольно щурился, разглядывая девушек.

- Не против, – Кир тяжело вздохнул. Спорить с Сеней было как минимум небезопасно.

Парни решительно направились к приглянувшимся девушкам.

- Красавицы, что же вы сидите совсем одни? – Прошкин, не спрашивая разрешения, уселся на краешек широкого покрывала, на котором расположились подружки. – Вы ведь не будете против компании двух замечательных парней?

Блондиночка придирчиво осмотрела сперва Сеню, затем мнущегося рядом Кирилла, переглянулась с подружкой и обворожительно улыбнулась.

- Ну, если парни и правда замечательные, мы не против. Правда, Оль? – Брюнетка робко кивнула и немного подвинулась, уступая место Кириллу.

Уже через полчаса ребята весело болтали и шутили. Оказалось, что девушки – Оля и Марина – приехали в гости к Олиной бабушке из того же города, где жили парни. Подружки только закончили 9 классов, сдали переводные экзамены и решили отдохнуть подальше от шума и суеты. К сожалению, отдых в деревне их разочаровал. Здесь совершенно нечего было делать, и девушки даже хотели вернуться обратно. Только появление ребят внесло в их скучное житье хоть какое-то разнообразие.

Когда стемнело и от озера потянуло прохладой, ребята собрались и направились обратно в деревню. Девушки, кажется, были в полном восторге от своих новых друзей и предложили на следующий день встретиться снова.



Глава 3


После знакомства с Мариной и Олей время полетело с невероятной скоростью. Каждый вечер ребята встречались и придумывали что-нибудь новенькое – то ходили на озеро, то в лес за спелой земляникой и малиной, на автобусе ездили в «Верхние Волчки» на маленькую ярмарку, катались на велосипедах. Сеня, большой любитель туристических походов, даже пару раз уговорил друзей переночевать в лесу, в палатках.

Сегодня же решено было отправиться к водоему, позагорать и искупаться. Марина и Сеня вместе лежали на широком покрывале, и иногда парень нежно проводил рукой по спинке лежащей рядом девушки, в ответ на это она шлепала его по руке и притворно надувала соблазнительные губки. Прошкин начинал просить у неё прощения, и парочка страстным поцелуем заключала перемирие. Кажется, они были счастливы.

У Кирилла с Олей дела обстояли гораздо хуже. Девушка любое его прикосновение воспринимала в штыки. Кир пытался проявить настойчивость, но этим лишь злил её. В прочем, парень заметил, какие взгляды она иногда кидала на Сеню и Марину – полные зависти и обиды. Он в некотором роде понимал её. Ребята были красивой парой – оба высокие, симпатичные – сексуальная блондинка и накачанный парень рядом с ней. Сам же Кир был среднего роста, тощим и нескладным, с пепельными волосами, серыми глазами и узкими губами. Ну вот что может нравиться в таком? Поэтому Кир просто не мог винить недовольную Ольгу.

***


Кир не смог бы вспомнить с чего они начали этот разговор, но в какой-то момент ребята принялись обсуждать все известные им истории о призраках и прочих потусторонних существах. Как раз кстати вспомнился старый дом за околицей, о котором парень сразу же и рассказал.

- Ну и чего мы тогда тут сидим? - встрепенувшись, спросил Сеня. - У нас тут свой дом с призраками, а мы там еще не были. Надо исправить.

К разочарованию Кира, девушки подхватили эту идею и сразу же засобирались. Дорогу до дома они преодолели меньше чем за полчаса, подшучивая друг над другом и посмеиваясь. На протяжении всего пути юноша ругал себя за длинный язык и чрезмерную болтливость. Лезть в старый дом ему совершенно не хотелось.

Впереди замаячил развалившийся забор, увитый плющом и диким виноградом. Старый сад давно одичал и зарос высокой травой. Пахло горькими травами и шиповником. Вокруг щебетали птицы, в кустах стрекотали кузнечики. Днем дом казался простой старой развалиной: покосившееся крыльцо, темные провалы выбитых окон, прогнившие доски крохотной веранды. Кириллу не хотелось идти внутрь, но еще меньше он хотел показаться девушкам трусом. В след за Севой он решительно поднялся на крыльцо.

Внутри было прохладно, темно и сильно пахло плесенью и гнилью. Всюду валялись пустые бутылки, пачки от сигарет и обрывки каких-то тряпок. В прихожей не было ничего интересного. Зато следующая комната поразила ребят. Здесь было так же грязно, так же валялся мусор и тряпье, доски пола надрывно скрипели, а обои были ободраны. Во всяком случае, там, где это было видно. Большую часть комнаты занимало гигантское растение. Оно оплело всю стену, закрыло одно из окон своими длинными гибкими ветвями, длинные усики цеплялись за любые выступы и неровности. Темно-зеленые листья были размером с ладонь, на длинных тонких стеблях покачивались крупные розовые бутоны.

- Ну ни фига себе! – Сеня удивленно свистнул, хватая одну из ближних веток. – Вот это хреновина!

Девушки оказались культурнее и просто осторожно рассматривали зеленого монстра. Вдруг, взгляд Марины упал на крупный бутон и она, надув губки обернулась к своему парню.

- Сенечка! – заныла девушка. - А ты можешь сорвать мне цветочек?

Парень фыркнул, подпрыгнул, ухватился за стебель с бутоном и резко дернул вниз. Растение надсадно затрещало, несколько веток взметнулось в стороны, и одна из них сорвала с шеи девушки маленький золотой кулон на тонкой цепочке. О бутоне тут же все забыли и принялись искать побрякушку. К сожалению, поиски были напрасны. Только когда почти стемнело, измученные и грязные, они выбрались из старого дома.

Расстроенная Марина грустно вздыхала, хлюпала носом, а потом и вовсе предложила выпить. Золотой кулончик был ей очень дорог, поэтому ребята возражать не стали. Они устроились за домом Олиной бабушки, между высоким забором и густыми зарослями сирени. Пили принесенный Сеней самогон, стащенный у бабки. Вскоре их повело. Жаркий вечер и крепкий напиток делали свое дело. Девушка опять принялась тихонько всхлипывать и говорить о том, как любила тот кулон. Прошкин утешал её как мог. Ольга, наблюдавшая за всем этим, в какой-то момент просто вскочила и убежала прочь. Кир же, посидев еще немного, забеспокоился о ней. Мало ли куда могла уйти девушка. Вдруг она пошла искать злополучный кулон? Пошатываясь, парень поднялся и отправился на её поиски. Увлечённые друг другом, ребята даже не заметили как он ушел.

***


Нетрезвой походкой Кирилл приблизился к старому дому. Ночью старая развалина казалась страшнее, чем днем. Позвав пару раз Олю и не получив ответа, он вошел внутрь. В прихожей, где почти не было света, в каждом темном углу мерещились шорохи и скрипы, казалось, что из-за валяющейся в стороне груды тряпья непременно выползет какой-нибудь монстр. Парень поспешил пройти дальше. Большая комната, в отличие от прихожей, была залита лунным светом, проникающим сквозь разбитые окна. Ольги тут не было, зато было видно, словно днем, каждую дощечку старого пола, каждый завиток на посеревших от времени обоях, но главное, прекрасно было освещено огромное растение. В лунном свете оно казалось зловещим и жутким. Длинные, покрытые листьями ветви были похожи на щупальца невиданного монстра, крупные темно-розовые бутоны походили на головы змей. Стараясь не смотреть на растение, Кир решил обследовать комнату. Вдруг кулон найдется? Но побрякушка словно растворилась. Обшарив все углы, заглянув под валяющиеся тут и там лоскуты какой-то ветоши, юноша почти отчаялся. Он даже собрался уходить, когда вдруг заметил легкий блеск у нижних ветвей цветка. Кулончик лежал почти у самой стены, прикрытый листьями и ветками. Чтобы его достать, пришлось опуститься на колени и протянуть руку далеко вглубь зарослей.

Уже схватив тонкую фигурку из драгоценного металла, Кирилл вдруг почувствовал легкое прикосновение, словно кто-то погладил его по ноге, от ступни и до колена. Резко обернувшись, парень вскрикнул – с двух сторон, словно живые, к нему ползли длинные ветви жуткого растения. Он попытался встать, но его руки тут же были перехвачены двумя лианами. Цветок задействовал все новые и новые ветви, оплетая тело юноши и не позволяя ему двигаться. Кир дергался и вырывался, царапая кожу, но сопротивление жертвы распаляло монстра все больше. Пара покрытых длинными шипами щупалец зацепили тонкую ткань футболки и с силой потянули в разные стороны. Не выдержав, материя жалобно затрещала и рассыпалась. От страха и холода на коже Кира выступили мурашки. Ветви меж тем расправились с джинсами и нижним бельем. Кирилл запоздало подумал, что стоило бы закричать, наверняка хоть кто-то услышал бы его и пришел на помощь, но тут же он отогнал эту мысль – ему не хотелось, что бы кто-то видел его в таком виде.

Растение обхватило парня за талию и слегка подняло кверху, лишая какой либо опоры и теперь юноша мог лишь дергаться, словно зверь в силках. Он смутно понимал, что произойдет дальше и страх, накатывающий удушающей волной, затруднял дыхание. Кир дрожал от ужаса и уже готов был закричать и позвать на помощь, не страшась своего неминуемого позора, но именно в этот момент один из крупных ярко-розовых бутонов на своем длинном стебле оказался близко к лицу юноши и выпустил легкое облачко пыльцы. Еще пара движений по инерции, и, окутывающий сладковатый запах, заставил страх постепенно отступить, оставляя место спокойствию и некой расслабленности. Держащие юношу щупальца уже не сжимали так крепко, позволяя жертве принять более удобную позу. Некоторые из них начали медленно скользить по хрупкому телу. Их прикосновения стали плавными и нежными. Они двигались вверх-вниз, из стороны в сторону. Прослеживали выступающие позвонки, очерчивали ребра, невесомо ласкали плоский живот и острые тазовые косточки. Юноша плавился от прикосновений зеленого монстра, слегка выгибался, стремясь продлить противоестественный контакт. Чудовище начало действовать активнее. Пара длинных лиан с бархатистыми присосками на концах накрыли соски юноши, и он шумно выдохнул от неожиданной, но безумно приятной ласки. Словно крохотные язычки заскользили по разгоряченной коже. Возбуждение, накатывающее волнами, заставило трепетать и желать большего. Из-под широких листьев появилось еще несколько длинных тонких усиков, и все они устремились к уже стоящему члену своей жертвы. Окутывая живым зеленым коконом, принялись ласкать, нежить, касаться так, что из головы вылетели последние связные мысли. Кир начал сладко постанывать, дрожа всем телом в объятьях монстра. Тонкие усики, сжимающие его плоть, поглаживали головку, щекотали узкую щелочку уретры, ласкали поджавшиеся яички. Увлекшись ощущениями, он даже не заметил, как растение развело в стороны щупальца, удерживающие его ноги и он, оказался совершенно открытым перед чудовищем. Упругие стебли взобрались вверх, мимолетно пощекотав внутреннюю сторону бедер, огладили упругие ягодицы, скользнули по ложбинке снизу вверх, слегка надавливая на узкое колечко мышц. Парень застонал громче и подался назад, чтобы продлить прикосновение там, где покрывшееся тонким слоем слизи, елозило щупальце.

Монстр осторожничал. Будь на месте мальчишки кто-то другой, все уже произошло бы гораздо быстрее. Жертва была бы раздета, скручена крепкими лианами и изнасилована во все возможные и невозможные места. Но этот мальчишка отчего-то казался другим и монстр, сам не зная почему, не хотел причинять боль. Мальчишку хотелось нежить, ласкать. Своим примитивным сознанием растение почувствовало, что возможно этот человек мог бы стать новым вместилищем для потомства, но это потом, через пару дней, когда начнется цветение, а пока стоило его подготовить.

Растение подтянуло юношу ближе, так, чтобы касаться его всего. Широкие листья принялись гладить плечи и спину, подтянутый животик и стройные ножки. Скользящий между упругих мальчишеских ягодиц отросток все сильнее покрывался блестящей смазкой. Еще немного и он замер напротив колечка сфинктера. В затуманенном сознании Кира вспыхнуло смутное ощущение, что сейчас должно произойти что-то невероятное, то, чего он никогда прежде не испытывал. В следующую же секунду у растения словно открылось «второе дыхание»: степенно ласкающие соски и небольшой член щупальца начали двигаться все интенсивнее, лаская его так, что в глазах начало темнеть. Дикий восторг захватил юношу. Вскрикивая и задыхаясь, он бился в путах, сотрясаясь в сильнейшем оргазме в своей жизни. И в этот момент, когда на него бурным потоком обрушивалось всепоглощающее удовольствие, на вершине блаженства он почувствовал, как в него с силой проникает тот самый отросток. Проникновение вызвало боль, но она тут же была смыта всё продолжающимся оргазмом.

Когда последние капли жемчужной жидкости выплеснулись на листья цветка, Кир обессилено повис на удерживающих его ветвях. Он пытался восстановить дыхание и немного отдышаться. Он надеялся, что на этом все закончится, но у монстра на этот счет были свои планы. Внутри шевельнулся широкий отросток, и парень тихонько вскрикнул. Теперь, когда удовольствие схлынуло, инородное тело внутри причиняло дискомфорт. Осторожно пошевелившись, Кирилл попытался вытолкнуть щупальце, оно же, в свою очередь зашевелилось и постаралось проникнуть глубже. Было немного больно. Растянутые мышцы ныли и слегка сокращались. Растение, решив, что пленник достаточно отдохнул, зашевелилось. Вновь принялись за дело присоски на сосках, опавшим членом занялись всё те же тонкие усики. Отросток потихоньку начал движение. Он осторожно проталкивался глубже, всего на пару миллиметров, а затем выскальзывал, почти покидая узкий проход. От слизи каждое его движение сопровождалось хлюпаньем, по бедрам тонкими струйками побежала смазка. В какой-то момент щупальце замерло. Слишком узкий проход не давал ему двигаться дальше и на смену ему пришли два поменьше. Оба легко проникли внутрь и стали пробираться все глубже, туда, куда не мог проникнуть предыдущий. Они скользили, перекручиваясь и изгибаясь, задевая все чувствительные точки, вызывая приятную дрожь. Вновь начало накатывать наслаждение. Кир, не сдерживаясь, стонал и выгибался, насаживаясь на щупальца. Когда же они заскользили обратно, покидая узкий проход, он не смог удержать разочарованного стона.

Растение зашевелилось, опуская парня на пол и ставя его на колени. Перед ним вновь появился бутон, выпустивший одурманивающую пыльцу от чего по телу разлилось блаженство. Он чувствовал, что на его ягодицы опустилось сразу несколько тонких щупалец. Они все устремились к раскрытому колечку ануса и Кир замер, готовый принять их все до одного, но вместо того, чтобы залезть как можно глубже, щупальца вцепились в края входа, не позволяя ему закрыться и растягивая максимально широко. Невероятные ощущения подталкивали парня к грани очередного оргазма, но ему требовалось что-то большее для получения разрядки, и он начал крутить поднятой кверху попой, стараясь подтолкнуть монстра к действиям. Растение не заставило себя долго ждать. Крупное щупальце, самое крупное из тех, которые видел Кир, истекая смазкой, прижалось к широко открытому входу. Оно медленно, расталкивая более мелкие, протискивалось внутрь. Сантиметр за сантиметром, все глубже и глубже. Туда, куда не доходили предыдущие, надавливая и раздвигая каждую мышцу. Удовольствие на грани с болью разгоралось по всему телу. Юноша стонал непрерывно. Боясь двинуться, он взглянул вниз, на свой плоский живот, и увидел, как внутри шевелится гигантское щупальце. Задергавшись, он сжал мышцы, и это стало финишем. Его затянуло в водоворот оргазма, тело непроизвольно сокращалось, стискивая и удерживая внутри толстый отросток, начавший изливаться своим цветочным семенем глубоко внутри. Ощущения были столь сильными, что Кирилл потерял сознание.



Глава 4


Проснулся Кирилл в ставшей привычной за последний месяц кровати в бабушкином доме. Лучи солнца проникали сквозь не плотно задернутые шторы и мягко освещали комнату. На кухне суетилась бабушка и гремела посудой. Пахло чем-то вкусным. Кир сладко потянулся, зевая, и тут же содрогнулся от боли, прошившей его тело, словно разрядом молнии. Поясница, попа, низ живота отозвались тянущей болью. Боясь пошевелиться, юноша напряжённо пытался вспомнить события прошлого вечера.

Вот он с друзьями идет на пляж, Сеня начинает рассказывать о какой-то ерунде вроде призраков и полтергейстов. Кир говорит о старом доме, и все дружно направляются его исследовать. В какой-то момент Марина теряет кулон, и ребята его ищут, но, к сожалению, не находят. После они сидят под раскинувшимися ветвями сирени у дома Оли. Вскоре девушка уходит, и Кирилл отправляется её искать в тот самый старый дом. А затем…

-Боже, меня трахнул куст, - Кир закрыл лицо руками и страдальчески застонал.

В голове проносились картины прошлой ночи. К неприятным ощущениям добавился жгучий стыд. Ужас от осознания произошедшего готовился перерасти в полноценную истерику. Он накрылся одеялом с головой и нервно хихикнул.

- Кирюша, пора вставать! – позвала его из кухни бабушка. Не получив ответа, она зашла в комнату. – Кирюша, что же это? Ты плохо себя чувствуешь? – тут же всполошилась она.

Болеть при бабушке было сродни самоубийству, уж лучше еще раз отдаться цветку, чем показать хоть малейшие признаки недомогания. Невзирая на симптомы, Зинаида Степановна готовила какое-то жуткое лекарство «от всех болезней», включающее в себя чеснок, отвар листьев лопуха, шиповник, имбирь и еще кучу всяких ингредиентов. На вид оно было почти такое же отвратительное, как и на вкус, и, испробовав однажды это варево, Кир зарекся болеть в бабушкином доме.

Стараясь придать лицу радостное выражение, парень заверил бабушку, что все хорошо, и что он непременно встанет через пару минуточек, поэтому, все еще обеспокоенная женщина, вернулась на кухню.

Кирилл старался как можно осторожнее сползти с кровати. Каждое движение отдавалось болью, содранная на запястьях кожа неприятно жгла, голова была словно чугунная из-за выпитого прошлым вечером спирта и пыльцы, распыленной монстром. Впрочем, то, что увидел парень в зеркале, несколько его успокоило – на его теле не было ни следа вчерашних приключений, лишь запястья украшали несколько тонких ссадин. Можно было бы даже предположить, что всё случившееся всего лишь сон, но вещи, лежавшие неаккуратной грудой на полу, были доказательством обратного. Любимая майка была разодрана в клочья, у джинсов выломана пуговица и испорчена молния, меньше всего пострадало нижнее бельё. Осмотрев потрёпанную одежду, Кир поспешил спрятать её подальше, чтобы бабушка её не заметила.

Умываясь, завтракая и занимаясь домашними делами, юноша старался выудить из памяти дальнейшие события ночи. По всему выходило, что после страстного "общения" с цветочком, он как-то смог добраться до дома и даже лечь спать, но эти воспоминания так и не хотели возвращаться. Кир ломал голову до тех пор, пока после обеда за ним ни зашел Сеня. Он довольно улыбался, и стоило друзьям выйти за ворота, тут же, во всех подробностях, начал рассказывать, как утешал свою девушку. Слушая в пол уха увлекательный рассказ под названием «Храбрый Прошкин и коварный бюстгальтер Марины», парень бросил взгляд на другую сторону улицы и замер. Он же со вчерашнего дня не видел «свою» девушку!

– А что Оля? – перебил друга Кир.

– А что Оля? - переспросил приятель, недовольный тем, что его прервали. – Ушла домой. Я её сегодня видел уже. Так вот…

Сеня говорил что-то еще, но Кир его не слушал. По всему выходило, что он повел себя как дурак, отправившись искать девушку. В то время, когда его насиловал цветок-переросток, Ольга спокойно спала у себя дома. От этих мыслей стало тошно. Закружилась голова, и стало труднее дышать. Кое-как, отделавшись от Сени, парень, стараясь не попасться на глаза бабушке, прошмыгнул в дом и скрылся в своей комнате. Мысли скакали словно сумасшедшие, перед глазами мелькали картины событий прошлого вечера. Лицо, шея, грудь покрылись красными пятнами, все тело горело, словно при высокой температуре. Парень застонал, перевернулся лицом вниз и тут же приглушенно вскрикнул. Он сам не заметил, как это произошло – вопреки плохому самочувствию, его член, стоял, словно каменный и натягивал тонкую ткань шорт. Юноша расстегнул молнию и обхватил дрожащей рукой напряженный орган. Ему хватило всего нескольких движений, что бы кончить. Борясь с накатившей усталостью, он укрылся тонким пледом и провалился в сон.

***


Следующие несколько дней стали настоящим адом. Что бы Кир ни делал, куда бы ни шел, на него регулярно накатывало сильнейшее возбуждение. Малейшее прикосновение, любое не осторожное слово производили сильнейший эффект. Перед глазами плыли круги, дыхание становилось прерывистым, в штанах стремительно теснело, а еще его постоянно преследовал сладковатый цветочный запах.

В первые дни парень старался игнорировать возбуждение на людях и быстро снимать его, оставаясь наедине. Он уходил в свою комнату и быстро дрочил, стараясь не шуметь. По утрам он неизменно просыпался с влажным пятном на трусах. Дальше становилось только хуже. Возбуждение почти не спадало, принося с собой постоянную слабость и болезненные ощущения внизу живота. К тому же, к постоянно стоящему члену присоединились ощущения несколько иного рода – Кир чувствовал легкое жжение вокруг ануса, сфинктер непроизвольно сокращался. Ему казалось, что он сходит с ума. В голове все чаще мелькала мысль сходить к монстру еще раз, но он отбрасывал её, всеми силами борясь со своим незавидным состоянием.

***


В очередной раз, Кирилл так и не мог уснуть. В голове крутились события произошедшие в заброшенном доме. Стоило только прикрыть веки, как перед глазами тут же вставали картины, заставляющие быстрее бежать кровь по венам. Вот Кир тянется к кулону на полу. Чувствует прикосновение, вздрагивает и оборачивается. Его руки и ноги оказываются в плену. Парень отчаянно пытается вырваться из крепкого захвата лиан. Несколько длинных щупалец проскальзывают под одежду и с удивительной силой разрывают её, оставляя юношу совершенно нагим. Кир дергается, но цветок выпрыскивает сладко пахнущую пыльцу и Кирилла ведет. Мысли уходят, по телу прокатывается горячая волна желания.


Юноша задрал майку и коснулся напрягшихся сосков. Ощущения, конечно, не такие приятные, как от прикосновения монстра, но и их вполне хватает. Кир вспомнил обхватившие член тонкие зеленые усики цветка и рука сама, против воли, потянулась к напрягшемуся органу. Вскоре этого стало мало, хотелось чего-то большего. Стараясь не шуметь на старой скрипучей кровати он перевернулся на спину и пошире развел согнутые в коленях ноги. Оставив напрягшийся член, рука скользнула ниже, сжала гладкие яички и осторожно огладила узкий вход. Кир скользил пальцами вокруг, боясь сделать что-то большее, но долго так продолжаться не могло, и он, расхрабрившись, ввел внутрь один палец. Ощущения были немного болезненными, но вполне терпимыми. Вскоре к первому пальцу присоединяется еще один. Юноша быстро двигал рукой и тихонько постанывал. Кровать жалобно скрипела при каждом неловком движении.

В соседней комнате зашевелилась бабушка, и он испугано замер, прислушиваясь к каждому шороху. Через пару секунд все стихло.

В голове вновь и вновь проносились моменты близости с монстром. Толстое щупальце ткнулось в сжатое колечко ануса, пачкая прохладной смазкой, а затем мощным толчком проникло внутрь, раздвигая стенки, даря чувство наполненности. Пальцев внутри было мало, и Кир озирался в поисках чего-то большего. Взгляд упал на прикроватную тумбочку и стоящую на ней декоративную свечу. Около 15 сантиметров в длину, широкая у основания и узкая сверху, темно-зеленого цвета, она напоминала щупальце монстра из старого дома. Не задумываясь, юноша вытащил её из маленького кованого подсвечника. К сожалению, в отличие от цветка-мутанта, свеча не выделяла смазку, и ему пришлось сперва хорошенько увлажнить её собственной слюной. Сначала она проникала внутрь с трудом, еле раздвигая сопротивляющиеся мышцы, но уже спустя пару минут дело пошло легче и свеча, пошло хлюпая, легко входила в разгорячённое тело подростка. Стараясь не стонать, Кир быстро трахал себя свечой, продолжая ласкать собственный член.Ему казалось, что это монстр проникает в его тело своими зелеными щупальцами. Еще несколько движений и юноша забился в оргазме, пачкая живот собственной спермой.

Уже засыпая, уставший бороться с собой Кирилл, решил на следующую ночь идти к цветку.








@темы: NC-17, Ориджинал, тентакли